Думай медленно, решай быстро (обзор книги)

Рейтинги:

  • Бестселлер по версии The New York Times
  • Книга завоевала награду Национальной академии наук США Best Book Award в 2012 году
  • Автор – лауреат Нобелевской премии по экономике

Как мы принимаем решения и мыслим

Наши действия и поступки определены нашими мыслями. Но всегда ли мы контролируем наше мышление? Нобелевский лауреат Даниэль Канеман объясняет, почему мы подчас совершаем нерациональные поступки и как мы принимаем неверные решения. У нас имеется две системы мышления. «Медленное» мышление включается, когда мы решаем задачу или выбираем товар в магазине. Обычно нам кажется, что мы уверенно контролируем эти процессы, но не будем забывать, что позади нашего сознания в фоновом режиме постоянно работает «быстрое» мышление - автоматическое, мгновенное и неосознаваемое…

  • Бестселлер по версии The New York Times
  • Книга завоевала награду Национальной академии наук США Best Book Award в 2012 году
  • Автор – лауреат Нобелевской премии по экономике
  • Издательство "Альпина Паблишер"

Даниэль Канеман — психолог, один из основоположников психологической экономической теории и теории поведенческих финансов. Лауреат Нобелевской премии по экономике 2002 года «за применение психологической методики в экономической науке, в особенности – при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределенности». В настоящее время Канеман – почетный профессор психологии и обществоведения в Школе имени Вудро Вильсона Принстонского университета. Кроме того, Канеман – партнер и учредитель консалтинговой компании The Greatest Good, которая сочетает в своей работе бизнес и благотворительность.

Основная идея

В 1970-е годы общепринятыми считались два предположения. Во-первых, что люди в основном рациональны и мыслят здраво. Во-вторых, что большинство отклонений от рациональности объясняется эмоциями. Но исследования Даниэля Канемана показали, что постоянные ошибки мышления людей обусловлены скорее самим механизмом мышления, нежели влиянием эмоций. Сегодня, в общем и целом, исследователи согласны с тезисом о том, что наши умы склонны к систематическим ошибкам. И главная идея Канемана – продемонстрировать работу разума с учетом последних открытий в когнитивной и социальной психологии.

Интуиция

Интуиция экспертов на первый взгляд кажется волшебством, но это не так. В действительности каждый из нас много раз в день демонстрирует это мастерство. Мы определяем гнев по первому же слову в телефонном разговоре или же стремительно реагируем на неуловимые признаки того, что водитель в соседней машине может выполнить опасный маневр. Психолог Герберт Саймон заметил: «Ситуация дала подсказку, подсказка дала эксперту доступ к информации, хранящейся в памяти, а информация дала ответ. Интуиция – не что иное как узнавание».

Проблема с интуицией состоит в том, что спонтанный поиск решения не всегда успешен. Время от времени в голову не приходит ни рациональный ответ, ни адекватная догадка. В таких случаях мы переключаемся на более медленную и глубокую форму мышления, требующую больших усилий.

Вот, к примеру, задачка. Не пытайтесь ее решить, а прислушайтесь к интуиции: «Мячик и бейсбольная бита вместе стоят 1 доллар 10 центов. Бита стоит на доллар дороже мячика. Сколько стоит мячик? Вам в голову пришло число. Скорее всего, вы сразу подумали: «10 центов». Так, кстати, ответили более 50% студентов Гарварда и Принстона. Это интуитивный, привлекательный ответ, но неправильный.

Две системы мышления

Если мы возьмем любое периодическое издание, то сможем по фотографиям людей моментально считывать их эмоции. Это видно по мимике, жестам. Но попробуйте в таком же автоматическом режиме решить, сколько будет 17×34. Для выполнения этого задания нужна ментальная остановка.

Уже несколько десятилетий психологов интересуют два режима мышления: тот, который запускает считывание фотопортрета, и тот, который запускает процесс решения задачи на умножение. Для этих режимов существует много определений. Канеман называет их просто: Система 1 и Система 2.

Система 1 срабатывает автоматически и очень быстро, почти не требуя усилий и не создавая ощущения намеренного контроля.

Система 2 выделяет внимание, необходимое для умственных усилий, в том числе для сложных вычислений. Речь идет о сознательном, разумном «Я», у которого есть убеждения, которое совершает выбор и принимает решения, о чем думать и что делать. Система 2 отвечает за постоянный контроль вашего поведения – именно благодаря ему вы способны оставаться вежливыми в ярости и внимательными, когда ведете машину ночью.

Разделение труда между Системой 1 и Системой 2 очень эффективно: оно дает наилучшую производительность при минимуме усилий. Однако у Системы 1 есть и свои искажения, и систематические ошибки.

Хотя Система 2 считает себя главным действующим лицом, в действительности герой этой книги – Система 1. Канеман полагает, что она без усилий порождает впечатления и чувства, которые являются главным источником убеждений и сознательных выборов Системы 2.

Конечно, Система 2 может изменить работу Системы 1, перепрограммировав обычные автоматические функции внимания и памяти. Например, так происходит переключение водителя-путешественника с правостороннего на левостороннее движение. Для этого перехода на протяжении какого-то времени понадобятся постоянные усилия и внимание.

Когда Система 1 сталкивается с трудностями, она обращается к Системе 2 для решения текущей задачи с помощью более подробной и целенаправленной обработки. Систему 2 мобилизуют при возникновении вопроса, на который у Системы 1 нет ответа, как, вероятно, случилось с вами при виде примера на умножение 17×34. Была бы задачка 7×3, вы решили бы ее, пользуясь лишь Системой 1.

Определяющей чертой Системы 2 является то, что ее действия сопряжены с усилиями, а одна из ее главных характеристик – леность и нежелание тратить силы больше необходимого. Лень – неотъемлемая часть нашей натуры. Поэтому и бывает, что те мысли и действия, которые Система 2 считает своими, часто порождаются Системой 1.

У Системы 2 есть особая реакция на перегрузку.Система 2 защищает самое важное задание, чтобы ему доставалось все необходимое внимание, а запасные мощности распределяет на другие задачи. Поэтому человек в глубоких раздумьях и высокой концентрации внимания действительно может не увидеть знакомого, который проходит мимо.

Эксперименты показывают, что все виды произвольных усилий – когнитивных, эмоциональных и физических – хотя бы частично используют общий резерв мыслительной энергии. Было доказано, что усилия воли и самоконтроль утомляют: если заставить себя что-то делать, то к следующему заданию возможность себя контролировать затрудняется или снижается. Занятия с высокими требованиями к Системе 2 требуют самоконтроля, что неприятно и истощает. А истощение вызывает как минимум частичную потерю мотивации.


Странности системы 1

Наше сознание замечает лишь некоторые активизированные идеи. Остальная часть работы мышления, особенно ассоциативного, проходит скрытно, втайне от сознательного «Я». Мысль об ограниченном доступе к собственному разуму, конечно же, трудно принять, поскольку она не соответствует нашим ощущениям. Тем не менее это правда: мы знаем о себе гораздо меньше, чем нам кажется.

img-1

Например, в 1980-е годы психологи обнаружили, что если вы недавно видели или слышали слово «еда», вы дополните слово «м _ _ о» , чтобы получилось «мясо», с большей вероятностью, чем слово «мыло». Конечно, если вы только что слышали слово «мыть», то все произойдет наоборот. Это называется эффектом предшествования, или праймингом (формированием установки).

img-2

Ученые доказали, что мысль о деньгах дает установку на индивидуализм: нежелание взаимодействовать с другими, зависеть от них или слышать просьбы. Либо же что напоминание людям об их смертности повышает привлекательность авторитарных идей, которые в контексте страха перед смертью становятся обнадеживающими.

Известна и другая странность Системы 1: частые повторения – надежный способ заставить людей поверить неправде, потому что различить истину и ощущение чего-то знакомого нелегко. Авторитарные режимы и >маркетологи давно об этом знают.

Другое примечательное открытие – сильное влияние настроения на работу интуиции. Исследователи обнаружили, что если перед экспериментом привести участников в хорошее настроение приятными размышлениями, точность возрастает более чем вдвое. Опечаленные участники, напротив, были совершенно неспособны справиться с заданием на интуицию – их догадки были не лучше случайных. Если мы расстроены или чувствуем себя неловко, связь с интуицией утрачивается.

Основная функция Системы 1 – отслеживание и обновление вашей личной модели окружающего мира, описывающей, что в нем нормально, а что – нет. Модель строится на ассоциациях, связывающих обстоятельства, события, действия и последствия, с некоторой регулярностью сопутствующие им.


Механизм поспешных выводов

Поспешные выводы эффективны, если они с большой долей вероятности будут правильны. В этом случае цена случайной ошибки приемлема, а сама поспешность экономит много времени и сил. Но когда ситуация незнакома, ставки высоки, а времени на сбор информации нет, делать поспешные выводы рискованно. В этих условиях ошибки интуиции вероятны и их можно предотвратить намеренным вмешательством Системы 2.

Вопреки наставлениям теоретиков, рекомендующих проверять гипотезы путем их опровержения, многие ищут данные, которые вероятнее всего будут соответствовать их текущим убеждениям. Склонность Системы 1 к подтверждению благоприятствует преувеличению вероятности экстремальных и маловероятных событий. Отсюда, к примеру, и происходит страх летать самолетами – самым безопасным видом транспорта.

Ученые обнаружили еще одну проблему поспешных выводов – так называемый эффект ореола. Если вам нравится политика президента, вам, вероятно, также нравятся его внешность и голос. Склонность хорошо (или плохо) воспринимать в человеке все, в том числе то, чего вы не видели, и называется эффектом ореола. Именно с помощью такого мыслительного механизма Система 1 генерирует представление об окружающем мире, упрощая его и делая более логичным, чем он есть на самом деле.

Эффект ореола часто проявляется и во время бизнес-совещаний. При стандартном открытом обсуждении слишком большой вес получают мнения тех, кто говорит раньше и убедительнее других, вынуждая остальных присоединяться. Как вариант, для выхода из этой ситуации можно ввести простое правило: все участники записывают краткое изложение своей точки зрения до начала обсуждения. Таким образом, эффективно используется все разнообразие знаний и мнений внутри группы.

Поспешные выводы принимаются и тогда, когда информации мало. Подумайте над следующим: «Будет ли Эмма хорошим лидером? Она умная, сильная…» Вам в голову быстро пришел ответ: «Да!» Но вдруг следующими двумя прилагательными оказались бы «коррумпированная» и «жестокая»?

Ответ на более легкий вопрос

В обычном состоянии ваш разум обладает интуитивными чувствами и мнениями почти обо всем, что вам встречается. Люди вам нравятся или нет задолго до того, как вы достаточно о них узнаете; вы без особых причин доверяете или не доверяете незнакомцам; вы чувствуете, что дело будет успешным, не вдаваясь в подробности

Канеман предлагает простое объяснение того, как мы генерируем интуитивные мнения по сложным вопросам. Если на сложный вопрос быстро не находится удовлетворительного ответа, Система 1 подыскивает более легкий родственный вопрос и отвечает на него. Это называется подстановкой. Например, если спросить «насколько вы в последнее время счастливы?», то, скорее всего, вопрос вами будет заменен более легким: «какое у меня настроение?»

Конечно, Система 2 может отвергнуть подстановку. Однако часто она следует по пути наименьших усилий и принимает ответ, не слишком анализируя, уместен он или нет.

Эффект привязки

Канеман с коллегами провел один эксперимент. Они подкрутили рулетку, размеченную от 0 до 100, таким образом, что она останавливалась только на цифрах 10 или 65. Они раскручивали колесо и просили студентов – участников эксперимента записать число, на котором останавливалась рулетка – 10 или 65. Затем они задавали два вопроса: «Доля африканских стран среди членов ООН больше или меньше числа, которое вы только что написали? По вашему мнению, какую долю составляют африканские страны среди членов ООН?»

Рулетка не может сообщить никакой полезной информации, поэтому участникам нужно было ее просто проигнорировать. Но средняя оценка, которую дали испытуемые, увидевшие цифру 10 или 65, была 25 и 45% соответственно. Этот феномен был назван «эффектом привязки», когда перед оценкой неизвестного значения испытуемые сталкиваются с произвольным числом.

Эффект привязки объясняет, к примеру, почему произвольное ограничение объема – эффективный маркетинговый ход. Однажды покупателям одного из американских супермаркетов предложили акцию по продаже супа быстрого приготовления со скидкой 10%. Время от времени по торговому залу вывешивали объявление об ограниченной продаже: 12 упаковок на человека. При наличии ограничения клиенты покупали в среднем по семь упаковок – вдвое больше, чем в дни, когда объявления не было.

При переговорах о покупке дома продавец делает первый шаг, устанавливая цену: работает та же стратегия. Как и во многих других играх, первый ход дает пре имущество в переговорах по одному пункту – например, когда продавцу и покупателю нужно договориться лишь о цене.

Регрессия к среднему

Однажды Канеман преподавал инструкторам израильских ВВС психологию эффективного обучения. Он объяснял им важный принцип отработки навыков: поощрение за улучшение результатов работает эффективнее, чем наказание за ошибки. С этим тезисом не согласился один из самых опытных инструкторов, сказав: «Я неоднократно хвалил курсантов за чистое исполнение фигуры высшего пилотажа. Но во время следующей попытки они справлялись хуже. А когда я ругаю их за плохое исполнение, то обычно в следующий раз выходит лучше». Внезапно Канеман понял, что инструктор был прав и в то же время совершенно неправ.

Читати далі