Этнограф Иосиф

У кого-то жизнь расписана по минутам, на неделю вперёд тщательно спланированы мероприятия: понедельник – отделить свет от тьмы, вторник - … Всё не так у литератора Курицына: непредсказуем его путь; два слова – «суета» и «пустословие» – исчерпывающе описывают будни юноши. Но не приговор современному обществу собирался писать Курицын. Напротив - книжку для развлечения. Фантастику! Про то, как этнограф Иосиф прибывает из далёкого будущего в наши суматошные времена; потомкам, видите ли, любопытно, чем мы тут занимаемся. - Ага, вот значит что, - наверное, подумали вы. – Снова прогрессоры и хрононавты. Опять будут кормить шаблонами, пичкать истёртыми истинами, нотациями утомлять… - так нет, без морализаторства обошёлся автор. Придётся вам всё же прочесть эту книжку, чтобы окунуться в неповторимую атмосферу приморского городка. Чтобы от чтения получить удовольствие. Чтобы в кругу друзей, сидя за чашкой чая, иметь возможность сказать: - А вы читали роман об этнографе? Это феноменально…

А. Н. Хомченко

ЭТНОГРАФ ИОСИФ

У кого-то жизнь расписана по минутам, на неделю вперёд тщательно спланированы мероприятия: понедельник — отделить свет от тьмы, вторник — …

Всё не так у литератора Курицына: непредсказуем его путь; два слова — «суета» и «пустословие» — исчерпывающе описывают будни юноши. Но не приговор современному обществу собирался писать Курицын. Напротив — книжку для развлечения. Фантастику! Про то, как этнограф Иосиф прибывает из далёкого будущего в наши суматошные времена; потомкам, видите ли, любопытно, чем мы тут занимаемся.

— Ага, вот значит что, — наверное, подумали вы. — Снова прогрессоры и хрононавты. Опять будут кормить шаблонами, пичкать истёртыми истинами, нотациями утомлять… — так нет, без морализаторства обошёлся автор.

Придётся вам всё же прочесть эту книжку, чтобы окунуться в неповторимую атмосферу приморского городка. Чтобы от чтения получить удовольствие. Чтобы в кругу друзей, сидя за чашкой чая, иметь возможность сказать:

— А вы читали роман об этнографе? Это феноменально…


Глава 1

Литератор Курицын завтракал овсяной кашей.

Мнилось ему:

на сайте Самиздат при библиотеке Мошкова выкладывает он рассказ в раздел фантастики и мигом взбурлил интернет: за час десять тысяч просмотров. Восхищённые комментарии, рейтинг оценок зашкаливает. На улицах ажиотаж, в гости к критикам заявляется восторженный бородач, крутит им пуговицы на пикейных жилетах, сообщает, ликуя: «Новый Гоголь явился!».

— Гм, — думает Курицын. — Так, так, так…

Ускоряется ход событий.

В постах брызжут слюной блогеры: внезапно, уютненько, подавился мацой, — сошлись во мнениях акулы клавиатуры, и вмиг прозрели на телевидении:

— Мне нужен репортаж об авторе, — орёт возбуждённый продюсер, децибелами поддавая рвения подчинённым. — Все, все туда.

По студиям федеральных каналов бродит растерянный биржевой аналитик, — кому рассказать, что цены на нефть сохранят волатильность? — некому, никого не волнует чёрное золото, есть новости грандиозней,

и дамы на шпильках с микрофонами наперевес мчат легконогие, будто газели, за ними поджарые операторы скачут вприпрыжку, — будет, будет эфир подобен разорвавшейся бомбе, сенсацию обещает прайм-тайм.

— Гм, — заинтригован Курицын. — Интересненькое дело…

Вот и группа рабочих в оранжевых касках приколачивает к его дому табличку, на табличке надпись, не оставляющая сомнений:

«Здесь жил талантливый литератор»…

— Гм, — смекает Курицын. — Да ведь этого мне и нужно.

Надо заметить: Курицын жаждал славы.

Известности широчайшей настоятельно требовала душа его, чтобы не в узком кругу быть популярной персоной, а везде и повсюду:

в ресторан ли зашёл — там медные трубы ласкают слух и машут руками ему из-за каждого столика посетители, выпей с нами вина, товарищ;

в трамвае ли неожиданно очутился с оказией — и тут вызвал всеобщее оживление;

о вечернем променаде и не говори, шагу не ступишь — юные девушки просят сфотографироваться на его фоне и делают себе селфи, и выкладывают в Instagram…

— словом,

знаменитым мечтал быть Курицын.

Неоднократно, в кипящий бульон добавляя лаврушечки, видел себя, увенчанным лавром, — верил: наступит время…

Вдруг чувствует он: наступило.

Что-то подсказывает ему: Пора.

9-02 — засёк для истории Курицын, отметил в анналах факт и шагнул уверенно в вечность.

Вернее, сейчас шагнёт, через минуточку, вот только доест кашу.

Читати далі