Загадки истории. Византия

Загадки истории. Византия - Андрій Домановський

Жанр: Історія, Історичні періоди

Правовласник: Фоліо

Дата першої публікації: 2018

Что знает наш современник о Византии? Почему само понятие «византийский» имеет во многих европейских языках отрицательную коннотацию и справедливо ли это? Наше издание рассказывает о загадочной Византийской, а вернее — Ромейской империи (ромеями себя называли жители этой страны): о «багрянородных» императорах и узурпаторах трона; о дворцовых переворотах и превратностях «любви народа»; о невероятных тайнах византийской дипломатии и умении заключать союзы; о борьбе Византии с арабскими завоевателями и о падении блистательного Константинополя, а также о том, какую роль в этом сыграли европейцы.

Cover
Аннотация

Что знает наш современник о Византии? Почему само понятие «византийский» имеет во многих европейских языках отрицательную коннотацию и справедливо ли это?

Наше издание рассказывает о загадочной Византийской, а вернее — Ромейской империи (ромеями себя называли жители этой страны): о «багрянородных» императорах и узурпаторах трона; о дворцовых переворотах и превратностях «любви народа»; о невероятных тайнах византийской дипломатии и умении заключать союзы; о борьбе Византии с арабскими завоевателями и о падении блистательного Константинополя, а также о том, какую роль в этом сыграли европейцы.


Андрей Домановский

Загадки истории Византия

Сегодня, когда некоторые христианские православные нации вошли или собираются войти в Европейский союз, когда Россия производит сильное впечатление, несмотря даже на свои опасные ссоры с Украиной, нас все больше начинает интересовать цивилизация, из которой вышли эти народы. Ведь именно византийские миссионеры обратили русских в свою веру, когда главным городом русских людей был Киев. Таким образом, современные православные цивилизации основаны на традициях, пришедших из Константинополя, в той же степени, в которой западные цивилизации базируются на римской культуре.

Мишель Каплан. Византия

Если киевлянин и сегодня летит «в Афины» вместо «в Атены»... (так употребляли это слово в Киево-Могилянской коллегии, наследуя западным образцам), то делает это потому, что его предки подверглись контрнаступлению российского, с византийским уклоном, «Востока». .Вторая волна византийского влияния пришла с севера: поначалу не слишком сильная — из Московского царства, затем более сильная — оттуда же, из Российской империи. .Север, еще до того, как начать контрнаступление, должен был защитить собственные византийские ценности, которые считал коренными и оригинальными. Эта защита осуществлялась вместе с умелым использованием как достижений, так и человеческих ресурсов Украины.

Игорь Шевченко. Украина между Востоком и Западом

Европа не только продолжается на Востоке, уходящем в бесконечную даль. У нее есть и своя «восточная история»: историю Византии можно назвать исторической памятью восточноевропейцев. Византия, располагавшаяся в равной степени в Европе и в Азии, блистательно игнорировала фатальную разницу между двумя континентами, создав на этой основе уникальную политическую систему и культуру. Ее столица, выросшая на «правильной» стороне Босфора, была одновременно «Новым Римом» и «Новым Иерусалимом». Именно здесь велась тончайшая игра на взаимодополнительности Востока и Запада, Европы и Азии. «Экуменизм» Византийской империи вытекал не из претензий на мировое господство, но из желания размышлять о мире в его всеохватной целостности. Короче говоря, Византия была носительницей идеи, о которой в наши дни не мешало бы помнить: невозможно представить себе будущее Европы, отрывая ее от Востока.

Осознание этого могло бы уберечь Европу от главной опасности: стать просто Западом.

Жильбер Дагрон.

Размышления византиниста о Востоке Европы

Плавание в Византийскую мозаику

(вместо предисловия)

I

Страна та не для старца. Юность, младость

В сплетенье рук и птицы средь листвы —

Те гаснут поколенья, — в песнях радость

Лососей нереста, макрели кутерьмы,

Всё лето рыба, мясо, птица восхваляют

То, что зачато, рождено и умирает.

Кто музой чувств охвачен, пренебрег

Шедеврами, что создал интеллект.

II

Старик — во прахе жалкая лишь тень,

На тростнике отрепье одеянья,

Пока душа во вретищ лоскуте

Не воспоет себя в рукоплесканьях

Не школе пенья, но стремлению познанья

Величия своих могучих стен.

И потому я переплыл моря мирские

Во град святой священной Византии.

III

О мудрецы, в святом стоящие огне,

Как на златой мозаике стенной,

Сойдите из огня, как вихрь, ко мне, —

Творцами песни станьте над душой.

Исхитьте сердце прочь; больно желаньем

И в смертной твари тлен обличено

Оно тоскует тягой к проницанью

В искусно созданное вечности панно.

Уильям Батлер Йейтс. Плавание в Византию (перевод А. Н. Домановского)


Представленный в вынесенном в эпиграф фрагменте знаменитой поэмы ирландского англоязычного поэта нобелевского лауреата Уильяма Батлера Йейтса образ Византии как неувядающей прекрасной мифической страны, не предназначенной «for old men», является одним из важнейших символов европейской культуры. Он настолько же приближен к реальности, насколько и оторван от нее. Поэт создал один из византийских образов, великое множество которых мы встречаем в современном мире. Предоставить возможность прикоснуться к ним и является целью этой книги.

Читати далі