Развилка

Повести и рассказы Татьяны Бонч-Осмоловской, русскоязычной писательницы, живущей в Австралии, насыщены аллюзиями, смысловыми играми, парадоксами. Это своего рода литературные квесты, а их карты далеко не всегда соответствуют картам нашего мира. Вам приходилось задумываться, например, о том, как выглядел бы ХХ век без Советского Союза, Третьего рейха и Второй мировой? Что было бы, если б люди, населявшие пространства от Черного моря до Тихого океана, на развилке вековой давности выбрали другую тропу? Проза Татьяны Бонч-Осмоловской, акцентированная филологическим опытом, — своего рода портал, уводящий читателя в эти миры.

cover.jpg

Татьяна Бонч-Осмоловская

РАЗВИЛКА

Повести и рассказы

Серия «Эпоха»

Издательство Фабула

2019

© Т. Бонч-Осмоловская, текст, 2017

© «Фабула», макет, 2017

© Издательство «Ранок», 2017

ISBN 978-617-09-4908-0 (epub)

Усі права збережено.

Жодна частина цього видання не може бути відтворена

в будь-якій формі без письмового дозволу

власників авторських прав.

Электронная версия создана по изданию:

Бонч-Осмоловская, Татьяна

Б 81 Развилка. Повести и рассказы. Х. : Изд-во «Ранок» : «Фабула», 2017. 480 с. (Серия «Эпоха»).

ISBN 978-617-09-3303-4

Повести и рассказы Татьяны Бонч-Осмоловской, русскоязычной писательницы, живущей в Австралии, насыщены аллюзиями, смысловыми играми, парадоксами. Это своего рода литературные квесты, а их карты далеко не всегда соответствуют картам нашего мира. Вам приходилось
задумываться, например, о том, как выглядел бы ХХ век без Советского Союза, Третьего рейха и Второй мировой? Что было бы, если б люди, населявшие пространства от Черного моря до Тихого океана, на развилке вековой давности выбрали другую тропу? Проза Татьяны Бонч-Осмоловской, акцентированная филологическим опытом,— своего рода портал, уводящий читателя в эти миры.

УДК 82-312.1

ББК 84(2Рос)-44

Шановний читачу!

Спасибі, що придбали цю книгу.

Нагадуємо, що вона є об’єктом Закону України «Про авторське і суміжні право», порушення якого карається за статтею 176 Кримінального кодексу України «Порушення авторського права і суміжних прав» штрафом від ста до чотирьохсот неоподатковуваних мінімумів доходів громадян або виправними роботами на строк до двох років, з конфіскацією та знищенням всіх примірників творів, матеріальних носіїв комп’ютерних програм, баз даних, виконань, фонограм, програм мовлення та обладнання і матеріалів, призначених для їх виготовлення і відтворення. Повторне порушення карається штрафом від тисячі до двох тисяч неоподатковуваних мінімумів доходів громадян або виправними роботами на строк до двох років, або позбавленням волі на той самий строк, з конфіскацією та знищенням всіх примірників, матеріальних носіїв комп’ютерних програм, баз даних, виконань, фонограм, програм мовлення, аудіо -і відеокасет, дискет, інших носіїв інформації, обладнання та матеріалів, призначених для їх виготовлення і відтворення. Кримінальне переслідування також відбувається згідно з відповідними законами країн, де зафіксовано незаконне відтворення (поширення) творів.

Книга містить криптографічний захист, що дозволяє визначити, хто є джерелом незаконного розповсюдження (відтворення) творів.

Щиро сподіваємося, що Ви з повагою поставитеся до інтелектуальної праці інших і ще раз Вам вдячні!

Нестерпимая разветвленность

Кто-то заметил: провинциальным культурам предлагают пройти испытание. Стать достойными посвящения в открытость мира. А они, привыкшие к затхлому воздуху имперских общаг и национальных квартирок, на первом же сквозняке подхватывают простуду, температурят, бредят, тщетно стремятся запереть окна и двери, отгородиться шторами предрассудков.

При этом кажется, что некие злыдни пытаются привести к холодному стандарту милое местечковое разнообразие. Увы, на самом деле все гораздо свирепее. Век валтасаровых пиров минул. На столах неоплаченные счета за тайные банкеты и дикие пляски предшественников.

Гуманитарного измерения здесь не найти по умолчанию. Каждый должен завоевать себе право на высказывание и на присутствие. Иначе вы лишь «объект оперативной разработки». Иначе, простите, вас просто нет.

Собственно, «Развилка» Татьяны Бонч-Осмоловской как раз об этом. Кому, как не русской австралийке, знать о тех закоулках и тупиках глобального культурного брифинга, где вспоминая Рильке «миры, встречаясь, кричат от ужаса»?

Быть русской писательницей в Австралии само по себе парадоксально. А вязать смысловые мосты из нитей русского языка там, где волны азиатского возрождения размывают англо-саксонский культурный остров, парадоксально вдвойне.

Возможно, что ощущение парадоксального и подсказало название книги. Еще сравнительно недавно образ развилки вызывал у читателя буколические ассоциации с проселочными дорогами, детьми кукурузы и встречами-расставаниями под летним небом. А ныне образованный потребитель текстов при слове «развилка» припомнит и расходящиеся тропки Борхеса, и позднего Хайдеггера, вглядывающегося в лик оскверненной Луны.

Уверен, что повести и рассказы Татьяны Бонч-Осмоловской образованного читателя не разочаруют. Ее проза насыщена аллюзиями, смысловыми играми и множеством изобретенных Татьяной миров. При этом она доступна и тем, кто далек от литературных квестов. Здесь продуманы и ритмизированы диалоги, цитатный декупаж тонирован филологическим опытом, а емкие описания вибрируют перечислениями и прочими списками сущего.

Вот, например, как выглядит московская весна из повести «В плену запечатанных колб»:

«Богема в московском дворике, театральные классы, балерины, подвальчик, декаденты, бродячая собака, я с тобой не стану пить вино. Воздух расцвел уже весенней свежестью, сдобренной выхлопными газами и какой-то гнилью. То ли вдыхать полной грудью, то ли кутать нос шарфом, и бегом по зараженной местности».

Свежесть и гниль здесь тоже соседствуют не случайно. Подобным образом автор устанавливает равновесие эмоций, характеристик и оценочных манифестаций. В повестях и рассказах Бонч-Осмоловской все составляющие уравновешены: истерики героинь с боязливостью героев, мелкое предательство с ничтожной верностью, интернет-расследования с акцентированным тусовочным юмором, а изобретенные автором графоманы с изобретенными ею же гениями.

А еще в этой прозе присутствует то, что называют «внутренней энциклопедией». Автор тщательно иногда, кажется, даже слишком тщательно расстилает перед читателем «полотна знаний» о тех предметах, вокруг которых разворачивает сюжет. Идя его тропами, мы узнаем много нового о неуловимых советских разведчиках («В плену запечатанных колб»), об избыточно одаренных детях Соломона Глазова («Сиблинги, или Из Феодосии на Марс»), а также о кристаллах («Этюд в черно-белых тонах»).

Эти полотна, как и положено в эпоху после модерна, не всегда соответствуют картам нашего мира. К примеру, в том двадцатом веке, где жили Глазовы, не было ни Советского Союза, ни Третьего рейха. Альтернативная история от Татьяны Бонч-Осмоловской выдает ее предпочтения. Ей, как в свое время Набокову, придумавшему альтернативную Россию Эстотию, судя по всему, очень хочется, чтобы в прошлом не было гибельной вакханалии, изуродовавшей истории семей и народов. Чтобы сказочный витязь, прочитав надписи на дорожном камне, не выбрал то направление, где и коня потеряешь, и сам пропадешь.

Ведь если бы люди, населяющие пространство от Балтийского моря до Тихого океана, на развилке вековой давности выбрали другую тропу, мы бы теперь, наверно, не читали о химерах студенческого плагиата, «добром “Тополе М”» и «запредельных казаках», упражняющихся в нетрезвом хоровом пении.

А если выбора нет? А если все тропы неизбежно ведут к ведьминой поляне? И такое возможно. Один немецкий философ, говоря о вечном возвращении, предупреждал нас о чем-то подобном. С другой стороны, расходящиеся тропки не обязательно служат безысходности. Они многое могут, среди прочего изящно огибать травматические пространства и сливать одинокие миры в прозревшее целое.

Владимир Ешкилев

В ПЛЕНУ
запеч
атанных
колб

Повесть

…Он не читал мои сообщения. Разве только мейлы, в которых я кратко перечисляю то, что удалось разыскать. Но не подробные вложенные файлы. Он по-прежнему называет группу «Свитц и другие» и спрашивает, надежны ли мои источники, обвиняющие Свитца в предательстве. Он не прочел даже о работе его бабушки в салоне мадам де Сталь.

Николя не уверен, что мои источники достаточно академичны. Разумеется, они не академичны. Мы стоим на зыбкой почве предположений и догадок, делаем заключения, исходя из совокупности гипотез. Но заключения подтверждаются новыми находками. Картина складывается, из фрагментов проступает лицо.

Моя работа проделана зря.

Пора остановиться, я слишком увлеклась этим расследованием.

Пора все стереть, уничтожить следы.

Что найдут после меня? Отрывочные записи, обрывки цитат, разрозненные чужие мысли, путаница данных.

Земля дымится, распахиваясь пропастью у меня под ногами.

Я успею все уничтожить.

Из книги

«Не время медлить; все сомнения прочь», как говорит кеосский поэт. Нужно поднять все паруса, все делать, все сказать, чтобы все эти люди стали моими. Ибо, если это удастся, все небо будет безоблачно, ветер попутный, море спокойно волнливо и гавань близка.

Конец цитаты

Читати далі